kreshenskaya: (перо)
Какая щедрость -- дождь после жары!
Все окна настежь, и вдыхаешь влагу,
И вместе с ливнем чувствуешь отвагу
В своей груди, но только до поры...

Тихонько гаснет ливневая страсть,
И духота опять напоминает,
Что высоко подняться -- что упасть,
И -- воздуха, и жизни не хватает!

Но слышу я: о вкусе лишь молись,
Ведь только он оправдывает жизнь.
kreshenskaya: (перо)
О, сколько ненаписанных стихов
В себе ношу, сама того не зная,
Всё росчерки в душе и тьма штрихов,
Которые теперь не распознаю.

Зачем я убегала в эту жизнь
Как будто в омут с головою,
Роптали музы вслед: очнись, вернись,
Всё -- сон, что не в тебе и не с тобою...

А я не откликалась, не могла.
О, сколько я бумаги сберегла.
kreshenskaya: (перо)
Давай уедем не надолго, что ли,
От этой патентованной юдоли,
Ведь на земле так много разных мест,
Чтоб отдохнуть, пока не надоест.

Куда-нибудь, где дышится легко,
Где символ возрожденья, молоко,
Несёт волна к ногам твоим вспенённо...
Но это всё от нас так далеко,
Но ближе, чем мы сами, и исконно.
kreshenskaya: (перо)
И у нас тут идут дожди.
Не куражит что-то...
Слова... слова...
Отсырели дни, как дрова,
мокнут всюду дома, трава...
Ко всему одна рифма -- жди.
Мы всегда здесь чего-то ждём,
не уходим, уже уйдя,
или счастливы под дождём,
или прячемся от дождя.

Дождь -- не просто
вода с небес,
экзистенция, вам, не тля,
человеку, что бог, что бес,
лишь бы дождь орошал поля.
Мысль на мысль
наскочит, спеша,
как прохожие под дождём,
лишь лампадкой горит душа
этим хмурым дождливым днём.
kreshenskaya: (перо)
Зачем ты смеёшься над миром?
Я знаю твои рубежи
И смех иронической лиры,
И слёзы, что прячешь во лжи.

Я знаю, поскольку не знаю,
Кто выдумал весь этот ад,
А воля -- попытка такая...
Ты, что же, свободе не рад?

Но, кто не в плену у иллюзий?
Я лучше о том промолчу,
Кто часто нашёптывал Музе,
И вместе с тобой хохочу.
kreshenskaya: (перо)
Пробивается к свету
На газонах трава,
Это отзвук ответа
На слепые слова,
Что в зиме затерялись
В этой снежной стране,
Что во мне примирялись
И звучали вовне.

Эти травы рассвета,
Где царят ещё сны,
Бредят сумраком лета,
Бродят соком весны...
Мы всегда на прицеле
Этих пристальных трав,
Где всегда на пределе
Ты окажешься прав.
kreshenskaya: (Default)
Я здесь недавно ли, давно,
В стране, где можно лишь молиться,
Где слОва терпкое вино
Быть повторённым не боится.

Где застревает в небе взгляд,
И ты не замечаешь даже,
Где воздух, как смертельный яд,
И ты объединён с пейзажем.

Когда приступит время выть,
По сути обнажённым втуне,
Душа опять захочет быть,
Словно волчица в полнолунье.

Есть у души второе дно, --
Когда мороз идёт по коже...
Где нет тебя уже давно,
А там, где есть, тебя нет тоже.
kreshenskaya: (зима 2013)
В День Рожденья в человеке
Просыпается ребёнок,
Просыпается телёнок
И... жучок и... паучок,
Он сидит и ждёт подарков,
Хотя вырос из пелёнок...

Говорит, что он не любит
День Рожденья, дурачок!

                    06.01.13.

                  
kreshenskaya: (перо)
Здесь всё -- отчаянье, зима
Декабрьской чести,
К тому же мир сошёл с ума,
Плохие вести.

Конец каких-нибудь времён
Или начало?
Я колыбель иных имён
В себе качала.

Чтобы теперь мне было с кем
Перекликаться,
Чтоб вне ранжиров и систем
В стихах остаться.
kreshenskaya: (Default)
Я небес не раздвину,
Где в предательском сне
Кто-то с холодом в спину
Смотрит пристально мне.

Ни строки, ни рассвета
Не предай в этом сне,
Ни одной сигареты,
Ни монеты на дне.

Есть запрет на такое,
Чтоб себя не сберечь...
Лишь сияньем покоя
Обретается речь.
kreshenskaya: (Default)
Какая благодать, когда зимы примета
Несёт в себе покой, круг тайный соверша,
А то, что на прокорм, засуетит поэта,
И Муза замолчит, как гордая душа.

Жизнь в перебранке дней, как всполох многоточий,
Не упрекай его за крохи со стола,
За эту праздность дней и чудотворство ночи,
Что Муза в свой чертог любимца увела.
kreshenskaya: (перо)
Волшебна, но коварна осень,
Тепло  как пряник, холод -- кнут,
То вдруг к рассвету подморозит
Ввиду других проблем и смут.

Идёт пора такого нрава --
Дождям осанну не споёшь,
Но снег придёт легко и браво,
И лёд блеснёт, как будто нож.

Осеннему теплу не верю,
Листвой, что златом, не смущай...
Клубится плед, как шкура зверя,
Я дома, здесь тепло и чай.
kreshenskaya: (Default)
В ветвях развал, мелодия на пальцах,
Осенняя опричнина в душе,
Растянутое небо, как на пяльцах,
И птиц кресты в нём вышиты уже.

Древес чертёж -- всё спутано, воздето,
В них чёрных иероглифов секрет...
Листва мертва, и в вечности воспета
Всей горечью осенних кастаньет.
kreshenskaya: (Default)
Пахнет прелой листвою, корою,
Пахнет домом осенней порою,
Пахнет мокрой и жирной землёю,
По утрам уже пахнет зимою
И золою сожжённой листвы...
Я всё в памяти это зарою,
Но в стихах всё отыщете вы.
kreshenskaya: (перо)
Я знаю, что туда
Путь труден и далёк,
В страну высоких трав,
В страну ветров зелёных,
Где талая вода
Колышется у ног,
И смотрят старики
Светло и отрешённо.
Придя на запах трав,
Я больше не вернусь
Назад, где вечный зов
Несбывшегося лета,
Мне ветер принесёт
Неведомую грусть,
И станет тих мой дом
До самого рассвета.
kreshenskaya: (Default)
А эта суета --
Она, как вечный праздник...
Докучно быть в толпе.
И скучно пировать.
И день, как дурачок,
Пройдоха и проказник,
Я знаю, ночью он
Залазит под кровать.

Мы хороши, когда
Во сне никто не слышит
О чём молчим, сомкнув
Улыбкой сна уста...
Как хорошо, когда
Вам в спину быт не дышит,
И можно дни срывать,
Как ягоды с куста.
kreshenskaya: (Default)
Есть у публики вечный искус
Торговаться за точность прозрений,
Портить вкус у доверчивых Муз
И гноить поэтический Гений.
kreshenskaya: (Default)
Последнее солнце лета
Впитала листва и стала
Сама самородком света --
Всё то, что она искала.

Нашла, чтоб на землю падать,
Где всё тыщу раз воспето...
Быть может, её награда  --
Остаться в строке поэта.
kreshenskaya: (Default)
А по сути  --   есть дом
И Техас за окном,
А, быть может, Россия.
Кто один, кто вдвоём,
А, быть может, втроём,
И меж ними  --  Мессия.
Больше нет ничего
В этом мире большом,
Как он крохотен, право...
Звери, птицы, вода
И дитя голышом,
И волшебные травы.
Нам однажды дано
Приходить в этот мир,
На задворках вселенной,
Чтобы души свои
Отпустить из квартир
Ипостасью нетленной.
kreshenskaya: (Default)
Ещё не взведены курки,
Ещё послание в конверте,
Уже уходят сквозняки
В пустые корридоры смерти.

Не продышаться от вранья,
Кликушества и лицемерья,
Здесь вечный праздник бытия,
И всё пропахло суеверьем.

Ещё не слышен медный гуд,
Как  дождь печальный на кладбище,
Что дни навытяжку идут,
Где дирижирует  Поприщин.

Profile

kreshenskaya: (Default)
kreshenskaya

July 2013

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 02:21 am
Powered by Dreamwidth Studios